Ozen
To be continued...
В течение двух предыдущих недель в Израиле главной темой всех СМИ была религиозная мама, которая морила голодом своего ребенка.

Сообщения поступали изо дня в день, час за часом, все были в страшном напряжении.
Бурная реакция харедим взбудоражила всю страну.
СМИ сумели нарисовать образ мамы – чудовище!
Всплеском гнева сопровождалась страшная фотография ребенка в одной из газет.
Фотографию как выглядел ребенок до лечения почему-то не показали.

Скандал, развязанный СМИ, -- правда или ложь?
Даже краткого обзора достаточно, чтобы поверить – они сказали правду.
Но что они сказали?
- Полиция подозревает, что религиозная мать морила голодом своего ребенка.
- Предполагается, что матери в ближайшие дни будет предъявлено обвинительное заключение.
- Арест матери! Арест матери! Арест матери! – Кричат заголовки.
« Религиозная мама подозревается в том, что она морила голодом своего ребенка!»
« Подозревается, что она душевно больна!»
« Подозревается, что у нее синдром Мюнхгаузена!»
А по сути? Подозревается, подозревается, подозревается…
Чистая правда, жаль только что ее так мало. А все остальное почему не было сказано?
Как было дело? Вот как:
Почти два года назад ребенок был госпитализирован по просьбе родителей в клинику
Ар Цофим. Ребенок не развивается, не набирает вес, все, что съедено, тут же уносит рвота. Найти этому причину врачам не удается. Испробовав все, что было в их силах, предложили перевести малютку в клинику Адасса Эйн-Керем. И дальше события развиваются в откровенно детективном жанре.
Ребенок помещен в онкологическое детское отделение. Начал получать химиотерапию, хотя раковая опухоль не обнаружена. В феврале нынешнего года врачи Адассы принимают решение прекратить обычное питание и вводить пищу через зонд. Ребенок превратился в скелет, начали выпадать волосы.
Тем же волевым решением он помещен в отдельную комнату, медикаменты, которые ему вводят, держатся в тайне, упаковка сразу помещается в кулек и уносится из отделения…
Измученная всеми этими тайнами и сознанием, что с ребенком происходит что-то страшное, мать подозревает, что на ребенке пробуют новое лекарство, и обращается
за советом к известному раву Фиреру из Бней Брака. Он рекомендует перевести ребенка в больницу Тель а-Шомер. Мать вернулась с этим предложением в клинику Адасса,
но здесь ее ждали новые испытания: врачи отказались выдать ребенка. На требование прекратить гибельный типуль администрация больницы Адасса выдвигает встречное обвинение. В средства массовой информации срочно выдается «бомба» о религиозной матери, которая морила голодом своего ребенка в клинике Адасса! А чтобы дать этому обоснование, ей приписан синдром Мюнхгаузена.
Как можно заморить голодом ребенка на виду у всех, в течение 7-ми месяцев, под объективом скрытой камеры? Кадры, показывающие, что мама иногда отключала капельницу, трактуются не как дозволенное и общепринятое действие, но как доказательство преступного умысла.
Сразу после ареста мамы, ребенка отключили от инфузии и начали кормить обычным путем. Небольшое улучшение и прибавка в весе объясняются ими не как результат прекращения инфузии, а лишь отсутствием мамы-злоумышленницы.
В течение двух недель по радио так много раз повторялось что она душевно больна и что у нее синдром, что у всех создалось ощущение будто это установленный факт.
Эту маму арестовали в дверях отдела социальной помощи, куда она пришла за поддержкой. Ее держали под арестом десять дней и выпустили решением суда после вмешательства двух адвокатов и мощной демонстрации Иерусалимской харедимной общины, руководители которой объявили, что, с Б-жьей помощью, не оставят на произвол бедную женщину.
Сегодня известно, что она психически здорова. Но в те дни в воздухе повис вопрос: допустим, что некто душевно болен, разве можно арестовать его без доказательства,
что им на этой почве совершено преступление?

Мать 4-х детей, на пятом месяце беременности, была не просто незаконно, без суда и следствия, арестована. Она подверглась страшным издевательствам со стороны людей, слепо доверяющих газете и радио. И Закон, к нашему с вами ужасу, не послужил им преградой. Вот, что она рассказала:
С первых минут ареста ее заковали в наручники, руки и ноги.
Ее поместили в камеру с преступницей по имени Ярдэна, обвиняемой в попытке совершить убийство.
На допросы водили из комнаты в комнату, бесконечные, изматывающие обвинения. 20 следователей все время запугивали ее, а следователь по имени Илана заявила, что она будет сидеть в тюрьме 40 лет. Когда ей удалось вытребовать врача, пришла д-р Леви Флорис и добавила, что белого света она уже не увидит и детей своих -- тоже… Чтобы сломить ее дух, много раз повторяли, что все раввины выступают против нее.
Когда семья принесли ей смену одежды, молитвенник, книгу Теилим, ей было отказано в передаче. Два дня она вообще ничего не ела, воды было в обрез. Ей пытались передать жидкость для промывания контактных линз, но и это не позволили. В пятницу вечером с большим трудом удалось передать ей немного еды для Субботней трапезы, соседка отобрала у нее половину. Она забрала также матрас, и пришлось «спать» на холодном бетонном полу. Просьбы и призывы о помощи не помогли. Мало того, арабка начала угрожать, что убьет ее. Бедная женщина забилась в угол…
В последний четверг ее отвезли в тюрьму Рамле, несмотря на то, что назавтра она должна быть в Иерусалиме, на заседании суда. Перед выездом ее, как обычно, заковали в цепи. Впихнули в малюсенький тендер без окон и почти без воздуха. Поездка продолжалась 2.5 часа. У нее началась неукротимая рвота, и уже нечем было рвать, но и в глотке воды ей
тоже отказали.
В тюрьме Рамле снова начались следствия, как будто до сих пор их вообще не было.
По окончании ее поместили в маленький карцер с испражнениями и страшной тухлостью. Продержали там 5 часов, до позднего вечера, потом перевели в камеру, дали мокрый матрас. Когда пожаловалась, ответ был – для такой, как ты, и этого много.
На следующий день ее привезли в Иерусалим на заседание суда с закованными руками и ногами.
После заключения суда «Освободить под домашний арест», ее снова поместили в карцер, закованную, на 1.5 часа. Эти два последних дня она почти ничего не ела.
..........................
Эпилог
Одним из условий решения суда, был осмотр у врача специалиста.
Психиатр д-р Яаков Вайль, назначенный для осмотра, дал заключение, что женщина психически здорова и не представляет опасности для своих детей, и никакого синдрома у нее нет.
Окружной суд в Иерусалиме постановил отправить мать, подозреваемую в том, что она морила голодом своего ребенка, под домашний арест до 5-го августа. Ребенок будет переведен из "Адассы" в другую больницу или передан родственникам.

Примечание: синдром Мюнхгаузена -- симулятивное расстройство, при котором человек преувеличивает или искусственно вызывает у себя симптомы заболеваний, чтобы подвергнуться медицинскому обследованию, лечению, госпитализации, хирургическому вмешательству и т. п. Причины такого поведения полностью не изучены. Общепринятое объяснение причин синдрома Мюнхгаузена гласит, что симуляция болезни позволяет людям с этим синдромом получить внимание, заботу, симпатию и психологическую поддержку.

Термин «Синдром Мюнхгаузена» был предложен Ричардом Ашером, который в 1951 году впервые описал поведение пациентов, склонных выдумывать или вызывать у себя болезненные симптомы.
Официального признания этого синдрома в мире медицины нет.
Эта теория, как любая гипотеза, обсуждается, пишутся научные статьи -- может, правда, может, нет. Доказать невозможно.
Так написано в эциклопедии: Делегированный синдром Мюнхгаузена очень трудно распознать, поэтому точно определить его распространенность пока не удается.

С первого дня раздувания этой истории по радио, от имени главного областного психиатра объявили, что женщина душевно больна, с синдромом Мюнхгаузена, а он, областной психиатр эту бедную маму никогда в глаза не видел.
Для средств массовой Дезинформации эта история была находкой, сенсацией!

За две недели сумели «демонизировать» не только одну конкретную общину, но и вообще всех соблюдающих Тору. Только жаль, что такой ценой.
Это выглядело, как настоящая травля. В выступлениях всех, кто к ней присоединился, чувствовалось, как слюна ненависти стекает с их уст.

Психиатр д-р Вайль, который не оправдал надежд заинтересованных лиц, после оглашения медицинского заключения был атакован в средствах массовой информации резкой критикой. Нашлись такие, что не поленились порыться в архивах, и нашли, что д-р Яаков Вайль был, якобы, уволен из больницы Адасса, после 26 лет работы.
Д-р Вайль это сообщение опроверг, заявив, что уволился сам.

Через несколько дней появилось сообщение о том, что д-р Вайль изменил свое заключение по поводу этой мамы, о чем сообщил в письме главному областному психиатру. Здесь не место приводить точный перевод этого письма, об этом мы еще услышим. Это письмо наверняка войдет в историю как уникальный документ, иллюстрирующий куда дует ветер в наше время.

Один из профессоров, д-р Мати Беркович, поспешил выступить по радио в Израиле, в поддержку больницы Адасса и с резкой критикой психиатра Яакова Вайля, который дал такое невыгодное для больницы и полиции заключение. И он, д-р Мати Беркович, сделал заявление, что не психиатр должен давать заключение. И почему? Потому, что этот синдром можно выявить только при длительной госпитализации в психиатрическом отделении !!!

Так он сказал. Прямым текстом.